Про новый закон о местных выборах    8 августа 2015 года вступил в силу новый закон о местных выборах. Авторами документа выступили нардепы Вадим Денисенко (БПП) и Игорь Попов (РПЛ), хотя негласно авторство закона приписывают Руслану Князевичу, главе парламентского комитета по правовой политике. К сожалению, этот закон приготовил и избирателям, и местным политикам много неприятных сюрпризов.

Как будут считать?

Впервые закон о выборах совместил в себе три избирательные системы,  (в опубликованной версии закона отсутствуют описания этих систем, т.е.  как будет проводиться подсчет голосов, закон не определяет, и если ЦИК тоже не издаст документа с таким описанием,  то проводиться подсчет будет очень по-разному):

  • депутаты сельских, поселковых советов и главы этих советов и мэры городов с населением менее 90 тыс. чел. избираются мажоритарной системой относительного большинства (обычно это предполагает что победит тот, кто набрал больше голосов).
  • мэры городов с населением свыше 90 тыс. избираются по мажоритарной системе абсолютного большинства (обычно это предполагает что победит тот, кто наберет 50%+1 голос и больше).
  • депутаты АРК, обл-, рай-, горсоветов и райсоветов в городах – по так называемой пропорциональной (партийной) системе с «открытыми» списками. Самовыдвиженцы в эти советы не попадают.

Такие правила приведут к тому, что избирательным комиссиям придется считать бюллетени дважды – первый раз, чтобы понять, проходит ли партия избирательный барьер (5%), а второй раз – чтобы  подсчитать рейтинги каждого депутата в закрыто-открытом партсписке и расположить их в порядке убывания рейтинга. Несложно педставить себе бардак, который будет твориться в комиссиях при таком двухразовом подсчете – бюллетени будут извлечены из урн достаточно долгое время, и уследить за их судьбой и правильностью подсчета будет крайне сложно.

Открытые списки остались несбывшейся мечтой

Текст закона выдает печальную реальность – коалиция провалила свое обещание “открытых списков”. И вот почему:

  1. первые 1, 2 или 3 кандадата, в зависимости от уровня совета, вписываются в список партией, а не попадают туда в результате долгих праймериз, как в американских фильмах.
  2. фамилии следующих кандидатов в список вносит тоже партия. Избиратель якобы определяет их последовательность. Это происходит в результате непростой процедуры “рейтингования”, которую будут проводить избирательные комиссии при подсчете голосов.
  3. даже если кандидатом является самый уважаемый и известный человек в городе, он станет депутатом, только если его партия пройдет в этот совет. Если рейтинг партии ниже личного рейтинга – кандидат не станет депутатом, даже если за него проголосует весь населенный пункт. При новой избирательной системе небольшие населенные пункты могут вообще остаться без представительства в рай- и облсоветах.

Диктат партий усилится

От партий кандидатам деться некуда, потому что в большинство советов самовыдвижение не предусмотрено вообще.  Это на руку большим парламентским партиям и несколько затрудняет участие в выборах локальных партийных проектов.

По сравнению с прошлым  законом, изменен порядок выдвижения кандидатов (ст. 36). Районная парторганизация сможет выдвигать кандидатов в райраду и рады сел района и глав этих советов, городская — в горсовет, райсоветы города, мэра, областная — только в облраду. Действующий закон о политпартиях не обязывает партии иметь ячейки всех этих уровней по всей стране.  И многие партии их не имели, и сейчас в спешке занимаются их регистрацией. Органом регистрации является Министерство юстиции, возглавляемое однопартийцем действующего премьера. И да, тот же закон о политических партиях не обязывает Минюст давать объяснения  причин отказа в регистрации. Другими словами, регистрация вашей партячейки и ваша возможность принять участие в выборах находятся в руках одной конкретной партии.

Как будут формироваться избирательные комиссии?

Формирование избирательных комиссий тоже имеет свои изюминки.  По сравнению с законом «злочинного режима», который не ограничивал количество поданных субъектами избирательного процесса кандидатур в члены ТИК (можно было подать список из кандидатов на главу, замглавы секретаря и члена ТИК), новый закон (ст. 22) ограничивает это количество. Парламентские партии (они проходят  в ТИК без жеребьевки, т.е власть получает места в ТИК гарантировано) могут подать не больше 2 кандидатур, непарламентские (через жеребьевку, т. е если повезет и из лототрона вытянут именно вашего кандидата из претендентов всех остальных желающих) — не больше 1. Мажоритарщики вообще не попадают в территориальные комиссии, только в участковые.

К слову, в ииюне 2013 года в комментариях к закону о парламентских выборах Венецианская комиссия подчеркнула, что право выдвигать кандидатов в ТИК и УИК должны иметь в первую очередь те партии, которые выдвинули кандидатов в округах, а не только парламентские.  В случае с  принимаемым в спешке новым законом на резюме Венецианской комиссии, похоже, вообще решили не обращать внимания.

Испорченные бюллетени кому-то пригодятся?

Избирателям на участках придется непросто – не все смогут разобраться в запутанных правилах голосования, наверняка будет большое количество испорченных бюллетеней. Но законодатель, похоже, придумал как извлечь из этого пользу  с помощью еще одного новшества. В старом законе о местных выборах была норма о том, что технический брак и формы для печати бюллетеней  должны уничтожаться только в присутствии комисси не менее 3 членов ТИК от разных политических сил. Авторы нового закона (ст. 75) просто выбросили эту норму, позволив предприятиям распоряжаться браком, отходами и печатными формами на свое усмотрение, без присутствия комиссии, а в саму контрольную комисиию теперь смогут входить только представители парламентских партий (то есть власти). Другими словами,  сколько будет напечатано и допечатано  бюллетеней в округах, мы не знаем, не узнаем, и не имеем право знать, а имеет такое право теперь только власть.

Скрытые резервы партийного рейтинга

Стоит также помнить о том, что перепись населения в Украине проводилась в последний раз  в 2001 году.  С тех пор население уменьшилось в результате трудовой миграции, войны и отрицательного прироста (вымирания) почти на 10 млн человек. Это значит, что данные госреестра избирателей, как минимум, далековаты от реальности. Но это еще одна возможность набрать голоса на выборах, даже если вас и вашу политическую силу никто не любит.

Мнение беженцев кому-то интересно?

Право голосовать на местных выборах предоставлено только тем беженцам из зоны проведения АТО,  которые смогли оформить себе временную прописку. Голосование остальных не предусмотрено новым законом. В мирное время это оправдано, и на местных выборах не голосуют те, кто по своей воле находится далеко от места прописки – отпуск, командировка и пр., но законодатель приравнял беженцев из зоны АТО именно к этим категориям и лишил права голосовать.

Выборы – развлечение для богатых

Новый закон увеличивает вдвое по сравнению со страрым  (с 2 минимальных зарплат на каждые 100 тыс избирателей до 4 минимальных зарплат) залог для кандидатов. В целом суммы остаются доступными, однако сам факт того, что демократическая коалиция признает инфляцию, но вместо индексации минимальных зарплат переписывает формулу избирательного залога, делая шаг назад по сравнению со «злочинной властью», не добавляет оптимизма. К тому же, происхождение залога  и средств на избирательную кампанию партиям можно и дальше скрывать – призывать их (то есть себя) отчитываться о доходах, расходах и имуществе законодатель пока не спешит.

Отзыв избирателями депутата остается мифом

Переходными положениями в законы “О местном самоуправлении” и “О статусе депутатов местных советов” зачем-то включен якобы механизм отзыва депутатов местных советов “по народной инициативе” (до этого отзыв был возможен только решением соответствующего совета, но и эта процедура использовалась крайне редко т.к у местных советов нет полномочий лишать представительского мандата, и суды такие решения останавливали) с длинными описаниями как правильно избиратели должны собирать инициативную группу и подписи. Все это нивелируется тем, что  теризбирком, который потом тщательно проверяет соблюдение этих длинных процедур, обращается к парторганизации, выдвинувшей кандидата. Парторганизация принимает решение на свое усмотрение. Словом, написано много букв, но отозвать депутата избиратели не смогут, потому что решение, согласно закону, принимает партия, партия не сможет, потому что при обращении депутата в суд  — суд будет исходить из того что представительский мандат делегирует не партия, а избиратели (по Конституции источник власти – народ), по этой же причине решение местного совета об отзыве тоже будут и дальше останавливаться судами.

Есть ли в этом законе хоть что-то хорошее?

Позитивом можно назвать то, что из переходных положений закона ушла норма о том, что ЦИК с подачи Луганской и Донецкой ОГА о невозможности проведения выборов в тех или иных подконтрольных Украине районах этих областей, принимает решение о непроведении выборов там. Во-первых,  возложить на ЦИК несвойственную ей функцию принимать решение о проведении или непроведении выборов (это решение принимает парламент и несет за него ответственность, ЦИК имеет право только организовывать выборы) было бы преступлением. Во-вторых, украинских граждан на подконтрольной Украине территории нельзя лишать избирательного права, даже если эти граждане не собираются голосовать за коалицию.

Вообще парламенту стоило бы осторожнее играться и в императивный мандат для местных советов и в другие ограничения прав местного самоуправления типа реформы т.н. “децентрализации”, по которой полномочия представительского органа могут останавливать чиновники исполнительной власти. Желание правящей коалиции победить на местных выборах и повторить стратегию ПР  — сформирвоать всю вертикаль власти от сельсоветов до Банковой – вряд ли стоит ставить выше принципов демократии. Государству давно пора задуматься о том, чтобы прекратить переписывать правила игры перед каждыми выборами и оформить стабильные правила выборов в избирательном кодексе.