шахтёры Першотравенска   В былые годы доля «Павлоградугля» во всеукраинской добыче угля составляла 25 %, но сегодня ситуация изменилась и ПАО «ДТЭК Павлоградуголь» добывает уже более 60% угля Украины.

— Если говорить о перспективе угледобычи на шахтах Западного Донбасса, то она шикарная, — говорил на встрече с журналистами генеральный директор ПАО «ДТЭК Павлоградуголь» Сергей Воронин. — Но на сегодня мы действительно стоим на рубеже энергетической безопасности.

В 1 квартале 2014 года мы поставляли 5,4 млн тонн угля. Из-за военных действий, развернувшихся на востоке страны, мы стали поставлять 4,1 млн тонн угля.

По идее, как я считаю, нам должны были пойти навстречу. Но мы не просим для себя поблажек. Единственное, давайте сядем за круглый стол в НКРЭ и посчитаем затраты на производство угля ПАО ДТЭК «Павлоградуголь». Мы же не можем работать в убыток?! После этого пусть назначат определенную сумму на развитие предприятия. Но этого никто не хочет.

Проще почему-то покупать дорогую электроэнергию за рубежом. Проще почему-то покупать дорогой уголь где-то, чем в «Павлоградугле». Та политика, которая ведется в отношении угольной отрасли мне не совсем понятна.
К сожалению, я не знаю почему, наше руководство бьется над теми важными вопросами нормальной жизнедеятельности предприятия, но эти вопросы на правительственном уровне не решаются. Мы не «тянем одеяло на себя», как можно прочитать в некоторых публикациях.

Шахтер никогда не тянул одеяло на себя. Наоборот, шахтер подставлял государству плечо. И требуем к себе уважения.

Что касается тарифов, то они не соответствуют сегодняшним реалиям. Мало того, с нами не рассчитались за уже потребленную электроэнергию. И долг постоянно растет. Мы, конечно, как-то договариваемся, чтобы не оставить людей без воды, и не отключаем водоканалы. Сегодня нам задолжали более 13 млрд грн. Если бы эти деньги были у нас, то, понятно, мы многое смогли бы сделать для городов и районов Западного Донбасса: помочь обустроить детские сады, школы, больницы.

Наверное, руководство НКРЭ, которое повышает тарифы, должно хотя бы просчитать на два шага вперед, к чему это может привести. Я убежден, что человек или команда, которые определяют тарифы, незнающие люди. Такой человек на уровне чутья должен понимать: если я тронул тариф на электроэнергию, то это в такой-то степени отразиться на таких-то аспектах. То же самое касается и тарифа на воду и т. д. Тарифная политика должна быть очень тонким инструментом. Если нет этого чутья, понимания, то, будем говорить, завтра рухнет последний бастион.

А разговоры о том, что уголь «Павлоградугля» некачественный и не на всех ТЭС его можно использовать, не имеют оснований. Коксующиеся угли, которые применяются в металлургии, но они не используются на наших электростанциях. Такие энергетические угли как антрациты действительно остались на Востоке Украины. Антрацит — это Ровенькиуголь и Свердловск.

Мы накопали уже 3 млн тонн угля, который лежит на складах, и мы никуда не можем его деть. Шахта «Комсомолец Донбасса» тоже находится на территории, где идет война.

Здесь, на шахтах Западного Донбасса преимущественно находится газовая марка угля. К сожалению, мы действительно не можем применить свой уголь на станциях, где использовался уголь других марок: на Криворожской, Приднепровской ТЭС и на других 5-ти станциях, не потому, что наш уголь некачественный, а по тому, что в нем большое количество летучих веществ, и его технология сжигания совсем другая.

Эти семь станций вышли из строя не по тому, что они были технически неисправны, а по тому, что нет угля. На некоторых станциях осталось всего угля на несколько суток. Криворожская и Приднепровская ТЭС работают в горячем режиме: котлы поддерживаются, чтобы не остыли.

И вся нагрузка легла на нашу газовую марку углей. Это так. Мы поставляем уголь на 8 станций по Украине. На этих станциях идет перегруз. Атомные станции сегодня тоже перегружены. Но интересно то, что без нашей тепловой энергии АЭС работать не сможет. При запуске АЭС вырабатывает одно и то же количество энергии. Есть такое понятие, как «пиковые часы», когда все мы включаем электроприборы, вернувшись домой после работы, или наоборот, ночью, когда все спят, то большого количества электроэнергии не нужно. Мы, тепловики, работаем как аккумуляторы: то разжигаем печь, когда нужно больше выдавать электроэнергии, то приглушаем, когда много электроэнергии не нужно. Так что наши угли помогают АЭС выдерживать необходимый баланс.

Это один из тех моментов, который доказывает, что работу «Павлоградугля» остановить нельзя — иначе наступит полный энергетический коллапс.

 источник: РИП «Бегемот»