Серость толпы     Хочу поделиться впечатлениями о мероприятии, которое происходило в нашем Першотравенском исполкоме 27 января этого года. На него меня пригласили от имени О.Докучаевой. руководителя Общественной организации «Довира», пригласили телефонным звонком, не объяснив цель встречи. Почему пригласили? Потому что в нашей семье, к сожалению, воспитывается ребенок-инвалид, и я пришла как мама ребенка-инвалида. Со ссылкой на О.Докучаеву, и действуя от ее имени, было сказано, что будет решаться очень важный вопрос, касательно детей-инвалидов. Естественно, я пошла. Но то, что происходило на этом собрании, меня настолько поразило, что я потеряла дар речи и только слушала и смотрела. А возможно, и просто побоялась высказать свою точку зрения из-за страха. Ведь зрелище было не для слабонервных.

Краем уха я слышала о грязной возне исполкомовских служащих вокруг Ашихминой, но не верила, думала, что это просто женские разговоры и не более того. То, что происходило на моих глазах в исполкоме 27 числа, есть ни что, иное, как травля неугодных, в том числе и вышеупомянутой женщины.

Представляете, организаторы этого собрания позвали многих, разношерстных, и простых, и высокопоставленных чинуш, и даже депутатов. не особо вникая, кто есть кто. Даже была, главред «Першотравенских новостей» Маслова, что бы наверняка в свежем номере опубликовать очередную разгромную статью про неугодных.

И вот всем присутствующим была дана команда – «Фас!». Фас,фас Ашихмину. Ей не дали толком объяснить суть обращения в исполком, потому что вышла, престарелая женщина, как потом мне сказали, что это секретарь местного совета Петрова. Она стала вспоминать, что было, и чего не было, обвиняя во всех тяжких и не очень тяжких грехах Ашихмину против исполкома, и города в целом. К ней присоединились все желающие укусить, да посильнее, мать ребенка — инвалида. Со стороны это был похоже на свору собак, которая выслуживалась перед хозяином (скорее перед хозяйкой) за сахарную косточку. Не поленились даже пригласить О.Горину. Я так и не поняла зачем? А может она, «почуяв запах крови», и сама прибежала, чтобы добить окончательно Ашихмину? Видимо, это так и было. О.Горина ворвалась в зал, и, наклоняясь над Ашихминой, закрыла своей широкой спиной все вокруг, с надрывом в голосе (я думала, что она вцепится ей в лицо), громогласно завопила: «Смотри мне в глаза». Вы помните фильмы про страшные времена, когда допросы проводились при свете яркой лампы, а обвиняемому все время твердили: «Смотри мне в глаза». Со стороны это смотрелось именно так. В зале стоял рыночный гвалт, в воздухе пахло ложью, и возбуждением от того, что, наконец — то, для группки нескольких негодяев настало радостное событие — судный день для Ашихминой. Не слушая, и не слыша друг друга, особо рьяные проплаченные активистки, которых было не более 5 человек во главе с Докучаевой, сатанели, выдвигая все новые и новые обвинения и оскорбления. факультативА самое печальное, что Докучаева начала доказывать, что у нее ребенок более инвалиден, чем ребенок Ашихминой. Не цинично ли это? Судя по происходящему, что да.

Петрова, так много говорящая, толкла воду в ступе, наверное в силу возраста, забыла по какому вопросу нас собрали. Хотя было понятно, что она четко выполняла команду, данную ей в самом главном кабинете исполкома. Мне стало очень стыдно и одновременно страшно, от того, что я увидела, поэтому я и промолчала, дабы не быть изгнанной по надуманным причинам из организации. и чтобы никто не взвешивал и не оценивал публично инвалидность моего ребенка. Да и такой травли я наверное бы не выдержала. Вы хотите услышать мое отношение к Ашихминой? Она достойна уважения. Из того, что я услышала там, сделала вывод: что я так бы не смогла, не выдержала, скорее всего, выскочила бы с этого «судилища» в слезах, и не факт что пришла бы в себя без помощи докторов. Только вопрос: «А судьи кто?»

Из страха быть преследуемой и гонимой, как Ашихмина, не пишу свою фамилию.

Здравомыслящая мать