70 лет победе«Мы катались на качелях

Вверх-вниз, вверх-вниз,

Прямо к облаку неслись»…

Это слова из стихотворения 10-летней девочки Саши, чьи «облачные качели» прервали выстрелы Великой Отечественной войны, нагло ворвавшись в беззаботное детство и на долгие годы разлучив ее с детским смехом, радостью и родной матерью, оставив после себя неизлечимые шрамы…

Воспоминания о тех тяжелых временах 83-летней Александре Филипповне Барабанщиковой дались тяжело. Женщина, еле сдерживая слезы, сумела выдавить из себя лишь немного, но этого хватило, чтобы понять ту боль, которую ей довелось пережить.

Александра Филипповна — уроженка Воронежской области. Поселок Писаревка, в котором она жила, расположился на речке Богучарке, разделявшей своим руслом Россию и Украину. Относительно спокойная жизнь в поселке закончилась в июне 1942 года, когда пришли немцы и стали выселять жителей из их домов, отбирать имущество и издеваться над мирными жителями. Маленькая Александра с дворовой ребятней собирались вместе, делали бомбочки из глины, залезали на деревья и «обстреливали» врагов. Это сейчас кому-то может показаться обычной детской шалостью, но во времена войны, когда против жестокого врага выступали безоружные дети, это было почти что подвигом. За такой героизм Александре Филипповне пришлось получить в «награду» от немца шрамы на руке, когда она своей маленькой ручонкой намертво ухватилась за рукоятку ножа, которым поймавший ее нацист пытался выколоть ей глаза. Девочке удалось вывернуться и убежать. А дальше закрутилось… Уже через год, с 1943 по 1945 годы, Александра Филипповна была участницей трудового фронта: собирала колоски для односельчан и военных, чуть позже была пастушкой. Женщина говорит, что детства она не видела. После войны несколько лет искала мать, найти которую посчастливилось только в 1948 году.

Получить образование Александре Филипповне не довелось: она успела окончить только три класса средней школы. Но это не помешало ей с детства увлекаться поэзией и даже сочинять собственные стихи.

Скажи, сынок… 

— Скажи, сынок, скажи, родной,

Скажи, мой милый, дорогой,

В какую даль, в какой огонь

Тебя носил казачий конь?

— Я, мама, был в таком огне,

Что опалил он сердце мне.

В чужом краю мне снился дом

И наша вишня под окном.

Она была белым-бела,

Цвела, пушиста и стройна,

В своем наряде белом —

Невестою оделась.

Вдруг началась вокруг стрельба,

И ото сна проснулся я…

 

Спустя года, спустя лета

Все же окончилась война.

Со всех сторон кто пел-играл,

Кто под баян гопак плясал,

Кричали все: «Ура! Ура!»,

Ведь надоела всем она.

Но не забыть нам никогда

Разрушенные города,

Сплошные те утраты

И этой войны даты.

 

* * *

Мы отстроили все, что разрушено,

Что растоптано, пеплом притрушено,

Смыв ужасные дни навсегда.

Отомстили врагам за поруганных,

За детей, стариков и за угнанных,

И за все хутора-города,

За разбитые  Харьков, Одессу,

Ленинград, Севастополь и Брест,

За Ростов, Керчь, за город наш Киев

И за все, чего нам не счесть.

 

И это нас между собой сплотило

И закалило нас на долгие года,

Чтобы смеялась, и играла, и шутила

На наших улицах родная детвора.

После войны выучилась на крановщика, и образование, которое не удалось получить в свое время, женщине заменила любимая профессия. Она признается, что на высоте 20 м все плохое сразу улетучивалось.

В 1964 году Александра Филипповна переехала в Першотравенск, принимала активное участие в строительстве нашего города. При ее участии построены школы города, одно из первых общежитий, а также дома по ул. Октябрьская, Чайковского, Ленина.

Сегодня Александра Барабанщикова, участник войны и старожил нашего города, старается не унывать: самостоятельно выполняет нехитрую домашнюю работу и пишет стихи. С доброжелательным вниманием она наблюдает за бегающими во дворе мальчишками и девчонками, искреннее надеясь, что их детство никто не сможет отнять.

 Татьяна Комаринская