70 лет победе    Когда в семье Феклы и Ивана Тонкошкур родились близняшки, родители, не мудрствуя лукаво, назвали их Верой и Надеждой. И уж точно нарекли бы третью дочку Любовью, однако на свет, спустя три года после сестричек, появился богатырь. И имя ему дали соответствующее — Алеша.

Ждали выпускного, а пришла война

Иван Вакулович был участником Гражданской войны, уважаемым человеком. Он принадлежал к сельской интеллигенции, и руководство направляло его туда, где требовались его опыт, энергия и непоколебимая вера в светлое будущее. В 39-м году Иван Вакулович получил назначение на руководящую должность в Западную Украину. Скоро и семья присоединилась к нему.

Там, в небольшом городке недалеко от границы с Польшей, Вера и Надя пошли в 9-й класс. Если в родном Перещепино славных девчушек давно научились различать, то в новом ученическом коллективе сестричек долго путали. Впрочем, именно эти веселые недоразумения и помогли Наде и Вере быстро адаптироваться в школе. Веру даже избрали секретарем комсомольской организации. Она была активнее, чем старшая на несколько минут сестренка, зато Надя была куда серьезнее Веры.

В воскресенье, 22 июня, должен был состояться выпускной бал. Однако вместо того, чтобы примерять наряды и делать прически, выпускницы в ужасе смотрели из окон своих домов на машины, груженые ранеными. А потом на город налетели самолеты с крестами…

Война ворвалась стремительно и неожиданно, поломав все планы. Да что там планы — судьбы. «Семьи руководящих работников срочно эвакуируют», — сказал, придя домой, Иван Вакулович, и уже скоро Фекла Степановна с детьми сидели в кузове грузовика. Вера запомнила, как горько, не стесняясь слез, плакала мама. Наверное, она предчувствовала, что больше уже никогда не увидит своего Ивана.

Сначала вместо рации сели за руль

Вместе с семьей Тонкошкур от войны бежало огромное количество людей. Правда, многие думали, что пройдет пара месяцев, и они смогут вернуться домой. В том, что война — это ненадолго, была уверена и Вера. Как-то, еще по дороге на восток, она прочитала в газете о подвиге Зои Космодемьянской и решила: если в нашей стране есть такие герои, враг будет скоро разбит. Она жаждала внести свой вклад в разгром ненавистных захватчиков. Потому, когда семья Тонкошкур прибыла под Сталинград, считавшийся тогда глубоким тылом, Вера и разделявшая настроение сестры Надежда отправились в военкомат. Девушки не хотели «отсиживаться» в эвакуации и уже видели себя радистками на фронте. Однако в военкомате добровольцам предложили немножко подождать: дескать, их время еще не пришло.

Ожидание было ознаменовано работой на благо фронта. Вместе со сверстниками Вера и Надя рыли окопы, хотя и не верили, что фашисты могут добраться до Волги. А весной наконец-то получили повестки. И даже то, что их «определили» вовсе не в радистки, не омрачило радости сестричек. А направлены девушки были… в автомобильный полк – изучать автодело. «Фронту нужны шоферы!» — сказали Вере и Наде отцы-командиры, и сестренки с энтузиастом приступили к изучению мужской профессии.

Через месяц Вера ощущала себя бывалым водителем и, судя по всему, подобную уверенность в собственной профпригодности испытывала и Надя. Сестры приняли присягу красноармейца и наконец-то отправились туда, где, как им думалось, внесут свой вклад в приближение Победы. А то, что она будет, пусть, возможно, и не так скоро, как думалось в самом начале войны, Вера и Надя ничуть не сомневались.

Сестры верили, что на фронте встретят отца

Первым местом дислокации их автороты стал аэродром под Краснодоном. На своих «полуторках» Вера и Надя возили топливо и боеприпасы для истребителей, беспрестанно поднимавшихся в небо и улетавших на запад. Некоторые не возвращались… И девушки горевали, словно теряли братьев. А война все «перла и перла» на восток, как говорил их знакомый техник. Отступая, авторота оказалась в Ростове-на-Дону, потом на Кавказе. На душе было пасмурно, но не так, чтобы там вообще не проглядывало солнышко. Держаться помогала и сильная половина автороты. Мужчины относились к девушкам уважительно, как к сестрам, помогали, если случались поломки, хотя «кисейными барышнями» никто их не считал, и Вера и Надя не давали для этого повода. Они спали в палатках, зимой — нередко в кабинах своих «полуторок», сами меняли пробитые скаты, заводили вручную машины, когда глохли двигатели.

Осенью 42-го подразделение перебросили под Сталинград. Вера и Надя стали участниками битвы, переломившей ход Великой Отечественной. Как-то Вера увидела пленных немцев, и то, что она почему-то испытала к ним жалость, а не ненависть, не удивило ее. Это значило — мы начали побеждать. Потом были битва на Курской дуге, освобождение Киева, в которых сестры принимали участие. Где-то здесь должен был воевать их отец. Фекла Степановна написала в одном из писем дочерям, что Иван Вакулович был переброшен из Западной Украины под Киев, и девушки верили, что встретят отца. Уже после войны семье пришла похоронка: Иван Тонкошкур погиб смертью храбрых под Белой Церковью в 41-м…

А сестры ехали фронтовыми дорогами на своих полуторках навстречу Великой Победе. В Европе, освобождаемой от фашизма, наконец-то сбылась военная мечта Веры и Нади. Они были переведены в радиороту и без сожаления расстались со своими полуторками, хотя и сроднились с машинами за годы войны. Уж слишком тяжелой была шоферская служба… В радиороте Вера встретила своего суженого Леонида Белимого. Опытный радист, он учил сестер азбуке Морзе и навыкам работы на ключе. И «положил глаз» на Веру, хотя та поняла это не сразу: учитель, ставший в будущем мужем, держался строго и не позволял себе никаких намеков на чувства. В конце войны нашла любовь и Надя, ответив взаимностью шоферу Степану.

И сейчас в строю ветеранский секретарь

Сестры демобилизовались вскоре после Победы. 9 Мая было тепло и солнечно, как и должно быть в такой замечательный день. Телефонистки радиороты, всегда знавшие больше, чем им положено знать, сообщили, что готовится построение, на котором как будто бы должно быть сделано важное сообщение. Этим сообщением и стала новость о капитуляции фашистской Германии. Что тут началось!.. Командир радиороты, улыбаясь, долго смотрел, как личный состав его подразделения вел себя не по-уставному — обнимались, визжали не по-солдатски, а по-девичьи, и обливались светлыми слезами очищения от великой беды, которая уходила в прошлое.

После войны Вера окончила техникум и многие годы проработала учителем младших классов в Перещепинской СШ № 1. Она и Леонид родили двоих сыновей, выбравших впоследствии себе в жены замечательных женщин. Вера Ивановна, окруженная любящими детьми, внуками и правнуками, почти никогда не ощущает себя одинокой, хотя ее Леонида, тяжело болевшего многие годы, давно уже и нет рядом с ней. Ушла из жизни несколько лет назад и Надя. Тоже потерявшая своего мужа, в последние годы своей жизни она перебралась к Вере. И сестры вновь оказались не разлей вода, как во время военной юности. Впрочем, даже живя отдельно, своими семьями, они были духовно близки. Недаром сына и дочь Надежды Вера Ивановна считает своими детьми.

В нынешнем году Вере Ивановне Белимовой уже пошел сотый десяток, однако она продолжает оставаться в строю, работает секретарем поселкового совета ветеранов. Почетный гражданин Перещепино, она говорит, что односельчане с уважением относятся к ветеранам, поселковый совет старается поддержать, чем может, и это отношение помогает не терять оптимизма и душевной стойкости. Как тогда, в военные 40-е…

Ольга Гречишкина